Хакерские подходы в образовании

Что такое хакерский подход?
И как можно хакнуть образовательный процесс?

Если вы подумали, что речь пойдет о том, как фальсифицировать результаты ЕГЭ, взломать компьютер Минобразования, то ваша догадка ошибочна, эта статья совсем о другом, но такой ход мыслей говорит, что вам есть смысл попробовать себя в программировании.

В моем понимании, «хакнуть» означает «обойти какие-то условия и ограничения». Причем данное умение должно быть основано на понимании того, как работает система. Если вспомнить, как Том Сойер красил забор, точнее, смог подзаработать на «отбывании трудовой повинности», собрав куш с соседских мальчишек, то это будет отличный пример того, как можно хакнуть систему.

Какое это имеет отношение к образованию?

секреты обучения

Многие люди говорят, что хотят учиться, хотят развиваться и т. д. Некоторые из них даже тратят на это годы жизни в учебных заведениях и кучу денег в придачу. Как можно усомниться, что они хотят учиться? Или, может быть, они просто притворяются, чтобы произвести такое впечатление, а на самом деле учиться не хотят?

Посмотрим на детей — быть может, они еще не такие, как взрослые.

Как ни странно, многие дети тоже говорят, что хотят учиться и развиваться. Некоторые даже утверждают, что любят школу (поверим ли мы им — это другой вопрос).

Хотя большинство прямо заявляют, что удовольствия от процесса обучения не получают. А если и получают, то только по 1–2 предметам, а всего остального лучше бы не было вообще.

В то же время потенциал человека таков, что можно легко выучить наизусть таблицу Менделеева или 500–1000 знаков после запятой у числа Пи. И этот потенциал можно в рабочем режиме раскрыть за пару недель занятий и тренировок, что подтверждается на каждом выпуске наших программ. Но тут снова парадокс: многие студенты приходят к нам не потому что хотят учиться, а потому что:

обучение
  1. Увидели результаты у сверстников, которые резко пошли в гору по всем направлениям, и сами захотели (но не учиться, а захотели такие же высокие результаты и связанные с ними блага);
  2. Привели родители (этот пункт очень популярен). И здесь мотивация та же — не желание учиться, а желание обеспечить ребенка самыми передовыми технологиями и навыками, вложиться в его социальную успешность (и, безусловно, сделать вклад в обеспечение своего положения в старости).

Т. е. даже в таком прогрессивном направлении, как развитие памяти и навык работы с информацией, люди обычно хотят не учиться, а хотят результатов. А как же желание учиться? Ведь многие, в т. ч. взрослые, говорят, что хотят и любят? И тратят на это силы. Или им нужен только результат обучения и связанные с ним блага?

Интересный момент: если я не хочу учиться, но хочу результата обучения — моя мотивация складывается из двух противоположных векторов. Желание результатов обучения тянет вперед, а нежелание учиться тянет назад. Получается ситуация, воспетая в басне «Лебедь, Рак и Щука».

Возникает вопрос: «Какие настройки в вопросе образования и развития стоят в голове человека «по умолчанию»? И можно ли эти настройки самостоятельно менять?». Ведь если эти настройки, в силу каких-то причин, изначально стоят так, что человек не хочет учиться, то их можно было бы изменить, и тогда эффективность обучения резко возросла бы.

Исследуя этот вопрос, удалось докопаться до ряда интересных фактов. Не будем поднимать всю цепочку рассуждений, перейдем сразу к финальным выводам.

Навык запоминания, как и навык логического мышления или навык работы с информацией, можно отнести к базовым навыкам человека. Если опуститься на уровень ниже по лестнице когнитивных способностей, то там будут находиться навыки работы с конкретными органами чувств. Например, навык зрения, или навык использования слуха, или навык использования любого другого органа восприятия окружающего мира.

И всем тем, кто читает эту статью, наверняка очевидно, что зрение — это самый сложный и самый ценный из органов восприятия. И что для тех, у кого зрения нет, оно должно быть очень полезно и желанно. Что если слепому от рождения предложить получить зрение, то он будет только рад такой возможности.

Это очень страшная информация, потому что действительно жутко осознавать, что, скорее всего человек, читающий эти строки, относится к большинству населения страны, которое получит среднестатистический результат, равный нулю или отрицательный. Это действительно очень страшно и физически неприятно.

Тоже так думаете? Ошибаетесь, ничего подобного!

чтение книг

В двадцатом веке многим слепым от рождения зрение было возвращено в уже взрослом возрасте. И тут появились очень интересные факты. Часто люди получали зрение, немного пользовались и… надевали черные очки, возвращаясь к незрячей жизни. Давайте сначала рассмотрим трудности, которые возникали у таких людей. Несколько конкретных фактов:

Сидни Брэдфорд потерял зрение в младенчестве, обрел зрение в 52 года. Что примечательно, он смог сразу понять и идентифицировать, сколько времени показывает циферблат часов, которые до этого мог воспринимать только тактильно, но работать он мог только с закрытыми глазами: зрение работало слишком медленно и было вспомогательным органом восприятия мира для него.

Майк Май

Другой удивительный пример: Майк Май. Среди его многочисленных достижений рекорд для горнолыжного спорта, поставленный полностью незрячим человеком (со скоростью 65 миль в час). Он участвовал в соревнованиях по горнолыжному спорту на зимних Паралимпийских играх 1984 года и выиграл три бронзовые медали. Примечательно, что при езде со зрением возникали трудности в том, чтобы отличать тени от сугробов и деревья друг от друга.

Для человека, который постоянно пользуется зрением, такой трудности нет, если учиться этому с детства и примерно до 5–6 лет, а если учиться этому в зрелом возрасте — не происходит выхода на необходимую скорость работы. Зрение превращается в навык, работающий не в фоновом режиме, а с постоянным интеллектуальным усилием по интерпретации образов.

Можно предположить, что восприятие мира через зрение требует слишком большой осознанной работы по соотнесению образа с библиотекой этих образов в памяти. В результате такие вещи, как, например, распознавание пола человека по его лицу, Сидни Брэдфорд мог сделать, только ощупав лицо человека руками, т. е. проводить распознавание, опираясь на уже имеющийся навык — навык тактильного восприятия.

Изучение этого вопроса показало, что новый прогрессивный навык очень часто не занимает полагающегося ему места. Так же происходит и с навыками, появляющимися при работе по развитию интеллекта и внимания, т. е. с навыками более высокого уровня, чем работа органов восприятия.

Ситуация абсурдная — как если человек, у которого появился велосипед, ходит ногами и руками придерживает велик рядом с собой, чтобы тот не упал. При этом иногда человек может собраться с духом и какой-то участок проехать на велосипеде, но быстро устает держать равновесие и осанку в непривычной обстановке и снова возвращается к ходьбе ногами.

Или как если бы мы взяли машину и использовали ее как карету, запрягая лошадьми и катаясь на таком живом буксире, несмотря на то, что она может ехать сама, а лошади — уже прошлый век.

Должно ли нам быть грустно и обидно, если мы так же поступаем со своей собственной головой? Если мы так делали всю жизнь в силу изначальных настроек нашего мозга — должны ли мы и дальше делать так? Имеем ли мы право ничего не менять, когда узнали об этом? Почему так происходит?

В следующей статье обязательно расскажу об исследованиях Алексея Алексеевича Ухтомского, выдающегося отечественного физиолога, о разработанной им концепции Доминанты, сейчас же ограничусь только выводами. Суть в том, что новый опыт слишком отличается от предыдущего. И новому опыту не за что зацепиться. Чем более революционный и не связанный с предыдущими навыками опыт, тем сложнее ему закрепиться в опыте человека и тем меньше шансов у него набрать «авторитет» как способ работы и организации внутренних информационных процессов.

чтение книг

Если навык развивается с детства, то он будет иметь все шансы лидировать в жизни человека; если же навык возникает в более зрелом возрасте — он, как кубик в детской пирамидке: будет стоять всегда сверху и, соответственно, будет менее устойчив в своем положении. Отсюда вывод: чем больше человек будет находиться в стрессе, тем с большей вероятностью он будет переходить на прежние навыки, привитые и усвоенные ранее.

Получается, что в критических ситуациях человек, развивающий свой интеллект, будет «глупеть» до уровня всех своих самых примитивных программ, прописанных на базовом уровне, — вплоть до «напасть, убежать, притвориться мертвым».

Именно поэтому, если говорить о детях: репетиторы обычно показывают результаты, когда занимаются с ребенком, особенно если создают доброжелательную антистрессовую обстановку, а когда ребенок оказывается в школе и выходит к доске, то часто забывает все, что усвоил и чему научился. По факту он не забыл — он просто вернулся на тот уровень навыков, который прошел закалку в этом уровне стресса.

И тут пришло время проверить память и внимательность читателя парой простых вопросов:

  • Как называлась эта статья? (Подумайте и постарайтесь вспомнить прежде, чем читать дальше. Это важно, чтобы понять не только то, что ваша память будет благодарна за тренировку, но и для более полного осмысления и понимания материала этой статьи.)
  • Что именно говорилось о хакерских подходах: что это такое и зачем это нужно в образовании?
  • Какая базовая установка есть в голове касательно обучения?
  • Какие экспериментальные факты это подтверждают?
  • Имена каких людей, обретших зрение в зрелом возрасте, упоминались? Чем они были знамениты?
  • Что мешает новому навыку занять лидирующее место, почему человек предпочитает использовать допотопные методы вместо того, чтобы оставить их в прошлом?

Ну и раз уже об этом пошли статьи, да еще в таком ключе — значит, мы нашли способ «хакнуть» базовую установку, мешающую любому быстрому и эффективному обучению. О том, как именно и через какие инструменты это можно сделать, да еще в простом, энергичном и игровом формате, мы будем рассказывать постепенно — в серии материалов. Следите за выходом следующих статей или подписывайтесь на наши новости, чтобы не пропустить что-нибудь интересное.